В редакцию позвонил житель села Каракокша Чойского района Сергей Васильевич Тенденов. Ему 63 года, он инвалид, у него одно лёгкое. Он - один из тех, кто пострадал от "оптимизации" медицины, в результате которой участковые больницы в относительно крупных отдалённых сёлах Республики Алтай превратились, фактически, в ФАПы. Впрочем, в ходе разговора наш читатель коснулся не только проблем медицины...

Про медицину
Сергей Тенденов: - Я узнал, у нас раньше амбулатория сутками работала, а сейчас все только днём. День отработает, а ночью как ты хочешь, так и подыхай.
Сергей Михайлов: - А где вы живёте?

С.Т.: - В Каракокше. Дела делают! Яимов приезжал. Больницу ломали, он сказал: "Мы вам новую поставим", а что-то не поставили. Сейчас мне к врачу Маргарите Макаровне ехать надо, вы же её знаете, и боюсь я ехать туда, потому что если "бацилла" [коронавирус] меня "поймает", уже не отпустит. У меня одно лёгкое и то больное, два инфаркта еще.
Они обнаглели вообще, разгонять надо Чойскую больницу! Там один врач нормальный, это Тачкышев. А остальные врачи, как мне кажется, толком не работают. Ну, это как можно?
Это уже не жизнь, при коммунистах намного лучше жили. Хоть я их и хаял, коммунистов, но за дело хаял, потому что они из-под полы из магазина тащили, я их сумки здесь же разбирал, они и бежали назад. Среди ночи, поди, утаскивали, Бог его знает, коммунисты такие же. Я вот этого, главного коммуниста, как его?
С.М: - Ромашкина?
С.Т. - Да. Мы в больнице лежали с Колей Чеконовым. Коля Чеконов сказал, что [нехороший человек] Ромашкин и предатель, он всех сдаст ради того, чтобы самому вылезти. Сейчас время подошло такое, наверное, всех сдавать и предавать, да?! Боже ты мой! Как они достали уже, эта вся "Единая Россия" вместе с путинским режимом. Я его ещё "щенком" видел в Германии, он еще старлей был особого отдела, но тогда он подтянутый , тонкий, звонкий был, а сейчас расплылся, зажрался. Ты напиши что-нибудь об этой больнице!
И насчёт Чойской больницы тоже. В общем, отношение там хреновое. Вот сестра поехала, увезли ее с желчью, болит-болит…Там УЗИ делали-делали, довезли до Горно-Алтайска, желчный пузырь у неё лопнул, в Горно-Алтайске её прооперировали. А ведь сестра обращалась к чойскому терапевту, а он ни бэ, ни мэ, ни ку-ка-ре-ку, вообще не понимает ничего [ругается]! Я вот, Сергей, с 1985 года лечусь у Чекурашевой Маргариты Макаровны. И от неё я не слышал никогда слова такого, чтобы заругалась или что-то, никогда, ни на какого больного. Она все выслушает, скажет, сделает... Вот это вот врач, я понимаю!

Про Яимова и Бердникова
С.М.: - Я когда был депутатом Госсобрания, Яимову на сессии говорил про сельские больницы, что нельзя их ликвидировать. Но что толку...
С.Т.: - : Серега, был бы... [далее собеседник говорит о том, как полагается поступать с такими, как бывший министр здравоохранения Республики Алтай по законам военного времени].
С.М. - : У него дочь в Словакии живёт, в государстве НАТО. "Пилят" здесь, вывозят на Запад...
С.Т.: - Я знаю, и Бердников также. В Эмиратах сынок. Я тебе расскажу, в больнице лежал в кардиологии, со мной лежал майор из Онгудая. Говорит, поймали как-то они сына Бердникова на "Уазике", он был полный конопли.
С.М.: - Это был Серёга Бердников, наверное?
С.Т.: - Майор рассказывал - они его тормознули, арестовали, протокол написали, он говорит: "Звонок можно папе сделать?" Сделал звонок и всё, и протокол отдали и всё отдали... Майор сказал: "Мне тогда оставалось полгода служить, нафиг оно мне нужно?" Пенсию терять?
Кстати, помню ещё один случай с Бердниковым... Мы шли с фильма, из клуба, в 1970-х это было Идём, девчонки впереди, мы сзади, курим, попиваем вино. Глядим, девчонки завизжали. Подбегаем, два мента их лапают. Ну, мы начали ментов бить. Оказалось, это участковый был и Бердников. Бердников даже под мостик залез. Дело было зимой, мостик у совхоза-завода "Подгорный"... А после этой истории два дня менты по городу катались искали, всех пьяных забирали.
Такие дела, чем дальше в лес, тем больше дров. А чем дальше в политику, тем больше скелетов.
Про дрова
С.Т.: - И ещё об одном. У нас четыре тысячи за дрова дают, а температура одинаковая, что в Горно-Алтайске, что в Майме. А почему это так? Значит, нам десять кубов всего надо давать? А десять кубов - это мало. Их надо двадцать кубов чистыми на зиму, чтобы хватило. Я вот когда работал, всем, кто не мог, пенсионерам или инвалидам, лесом, помогал, то тому привезёшь, то тому…
С.М.: - В Чойском районе, наверное, можно дрова подешевле сделать, у вас же много леса?
С.Т.: - Ой, не, сейчас уже все, бесполезно. Был леспромхоз, можно было, а с предпринимателями - нет.
С.М.: - У меня хорошие знакомые в Турочакском районе, из Верх-Бийска. Вот они занимались лесом. Доски напилят, а отходы приходилось сжигать, потому что девать некуда. Дров полно, а чтобы вывезти - нет солярки, нет транспорта, далеко...
С.Т.: - Сергей, а у нас теперь здесь отходы по четыре тысячи "пачка". Хоть автомат покупай...
С.М.: - Ну, автомат тут не поможет, а вот голосовать против "Единой России" и Ромашкина на кого-то заменить - это будет дело...
Запись телефонного разговора расшифровывали Полина Рябова и Сергей Михайлов
Материал публикуется на правах заявления учредителя
Интересный материал? Подпишитесь на наш канал в Telegram https://t.me/listock04 , чтобы получать больше интересных новостей.

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 4.50 (1 голос)