Часть первая. Преступление века

Подъехал утром ко Дворцу Правосудия в Горно-Алтайске одновременно с микроавтобусом службы судебных приставов, из которого начали десантироваться здоровенные парни в камуфляжной форме. Все как на подбор - высокие, мощные, натренированные - отправились защищать вышеназванный Дворец.
От кого? - спросите вы.
Ну, мало ли: от террористической угрозы, от неадекватного поведения агрессивно настроенных личностей, от попыток мести осуждённых.

Только вот… услышал я от своей пассажирки историю очень странного события, произошедшего с ней в стенах другого местного судебного учреждения. И...
Вот вроде призваны суды олицетворять собой закон и справедливость, однако после этого рассказа меня вдруг посетило неприятное ощущение крайней несправедливости произошедшего.
Итак, пришла некая женщина в Майминский районный суд не по праздному поводу, а для того, чтобы представлять интересы стороны в судебном заседании.
Сейчас такое "карнавальное" время, что для того, чтобы зайти в официальное учреждение, человек должен надеть маску.
Проблем с тем, чтобы надеть маску, у героини моего рассказа не возникло, зато возникла проблема с поиском нужного зала, где проходило заседание. Несколько раз поднимаясь на второй и спускаясь на первый этаж, она наконец нашла служащую суда, которая согласилась ей помочь, сказав: "Постойте здесь, сейчас я узнаю, где проходит слушание, и сообщу вам".
Женщина осталась стоять в коридоре, рядом с охранником, который для начала предложил ей выйти за турникет.
- Мне сказали ожидать здесь, - ответила ему посетительница суда.
Охранник, немного подумав, выдвинул следующую претензию:
- Вы без маски! Пойдёмте оформлять протокол.
- Как это без маски? - опешила женщина, потрогав защитную повязку на своём лице.
- У вас открыт нос, а это равносильно отсутствию маски. Пойдёмте оформлять протокол правонарушения! Штраф - тысяча рублей.
Женщина растерялась: маска то ли случайно сбилась, то ли от долгого бегания по этажам она сама машинально открыла нос, чтобы отдышаться.
- Никуда я с вами не пойду, у меня сейчас судебное заседание!
- Нет, пойдёте! - и охранник схватил женщину за руку, начиная тянуть её в сторону своего охранного помещения. Поскольку женщина вырывалась, он обхватил её борцовским захватом, и продолжал тащить в свою подсобку, из которой на шум и крики вышли ещё два охранника.
Моя пассажирка рассказала, что при появлении своих товарищей чересчур усердный охранник отпустил её, она в шоковом состоянии отошла на безопасное расстояние, а тут и работница суда сообщила ей координаты заседания.
Однако, покинув зал суда, наша героиня столкнулась со следующей неприятностью. На выходе из здания суда дорогу ей преградили полицейские, которые категорически не выпускали её на улицу.
Наряд полиции вызвал тот самый охранник, который применял физическую силу к абсолютно мирному и безобидному человеку, причём представителю слабого пола.
Экипированный и физически подготовленный индивид вызвал полицию не иначе как по поводу нападения на него посетительницы и якобы применению к нему физической силы при исполнении служебных обязанностей…
- Нападали ли вы на сотрудника службы судебных приставов, применяя к нему физическую силу? - спрашивали полицейские. - Правда ли, что вы ударили его?
- Так физическую силу стал применять он, - отвечала женщина, - если я его и ударила, то лишь случайно - вырываясь. Я не помню. Вы посмотрите записи с камер видеонаблюдения.
- Посмотрим...
И вот теперь рядовой случай посещения суда обернулся для женщины возбуждением против неё уголовного дела.
А ещё вечером того же дня машина скорой помощи отвезла её в больницу с гипертонией: сказалось нервное перенапряжение.
Вдобавок на теле женщины остались синяки - следы рукоприкладства охранника. И вдумайтесь, что степень приписываемой вины, повлекшая такие последствия - лишь сбившаяся на лице маска. Вот уж вправду говорят, что наказаний в этом мире больше, чем преступлений.


Часть вторая. В преддверии наказания

А далее в этой заметке у меня шли разглагольствования о политических корнях подобного силового произвола… Но, перечитывая статью, я вдруг понял, что и за такие рассуждения сегодня уже тоже могут привлечь, а публикацию в Интернете скорей всего просто удалят. Посему я взялся переделывать заметку, сглаживать углы, подбирать более ласковые слова для характеристики провоцирующей такие случаи власти. В итоге мне разонравилось этим заниматься и я вообще отказался от обнародования написанной информации.
А почему же публикую сейчас? А потому что история получила некоторое продолжение.
Нет, суда ещё не было. Зато в Интернете, в соцсетях и в средствах массовой информации стало тиражироваться сообщение пресс-службы Следственного комитета. И чего стоят одни только заголовки сообщений: "На Алтае женщина в суде ударила пристава из-за просьбы надеть маску", "Антимасочница напала на пристава в суде на Алтае", "На алтайскую антимасочницу возбудили дело из-за нападения на пристава".
Чувствуете разницу в подаче материала? Напомню, что я описал событие со слов потерпевший (а я, как видите, считаю потерпевшей именно женщину) буквально через день после случившегося. А вот многочисленные корреспонденты многочисленных изданий, блогов и сайтов написали о случившемся, во-первых, только через пару месяцев, а во-вторых, без стеснения приукрашая сухую информацию Следственного управления. И вот какая новость получилась, например, у "Комсомольской правды":
"В Майминском районе Республики Алтай возбудили уголовное дело из-за насилия в отношении пристава. Как сообщили в следственном управлении по региону, она ударила мужчину в здании суда.
Предварительно установлено, что 27 октября этого года в селе Майма 48-летняя женщина без маски пришла в здание суда по гражданскому делу. Судебный пристав призвал ее соблюдать порядок и надеть маску, однако та отказалась. В итоге мужчина начал составлять административный протокол, но женщина ударила его руками по лицу.
- Расследование уголовного дела продолжается, - подчеркнули в СУ СК".
Замечаете, что материал подан в форме диалога, будто бы подписавшаяся под этой информацией Анна Перевощикова только что вернулась из Республики Алтай, где лично беседовала с ведущим дело следователем?
А вот вам выдержка из публикации на сайте тоже довольно солидного издания "Аргументы и факты": "…Судебный пристав в форме сделал ей замечание, однако та отказалась. Мужчина начал заполнять протокол об административном правонарушении, и в этот момент женщина ударила его по лицу..."
Ну, то есть написано почти то же самое, и так же без попыток любого осмысления.
Если бы кто-нибудь из писавших был в Майминском суде, то осознал бы, как устроен охранный пост на входе в суд и что из этого вытекает. А вытекает следующее: есть процедура входа, когда охранник проверяет наличие маски и отсутствие оружия у посетителя, и есть, грубо говоря, будка со стеклянной перегородкой, где охранники ведут всю свою канцелярию.
Таким образом, пройдя через турникет, женщина никак не могла оказаться там без маски. А если пристав действительно бы уже начал заполнять протокол нарушения, то ударить его по лицу через стекло охранной кабинки было бы архисложно даже тренированному бойцу.
Итак, что же означает, на мой взгляд, эта весьма однобоко поданная и массово распространяемая информация - а то, что видеоматериала с камер наблюдения в итоге либо вообще не оказалось, либо все видео произошедшего были удалены. Потому что, как же иначе тогда можно объяснить, что все издания ссылаются именно на существующую "версию следствия"?
Вот, к примеру, цитата из ещё одного интернет-издания: "По версии следователей, 27 октября 2021 года в селе Майма гражданка пришла на судебное заседание. На просьбу судебного пристава надеть индивидуальные средства защиты она ответила отказом, а во время разбирательства по поводу правонарушения женщина ударила стража порядка по лицу.
Расследование уголовного дела по ч. 1 ст. 318 УК РФ ("Применение насилия, не опасного для жизни и здоровья, в отношении представителя власти в связи с исполнением им своих должностных обязанностей") продолжается".
Итак, делая выводы, мне показалось, что за два месяца разбирательств следователи (а речь о них почему-то идёт именно во множественном числе) не очень-то утрудили себя сбором и анализом фактов, не восстановили картину события опросом всех свидетелей и с помощью материалов видеофиксации с камер наблюдения, обязательно имеющихся в судебных учреждениях.
Широко распространили в средствах массовой информации заведомо обвинительную точку зрения до решения суда, что может в конечном счёте повлиять на акт правосудия при вынесении приговора, так как создаёт искаженный (а значит ложный) вариант инцидента в глазах общественности, представителями которой безусловно являются, в частности, судьи, следователи, прокуроры, адвокаты и любые другие возможные участники судебных заседаний...
P.S. Я постараюсь дополнить данную статейку после того, как состоится суд.
Просто таксист

Интересный материал? Подпишитесь на наш канал в Telegram https://t.me/listock04 , чтобы получать больше интересных новостей.

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 3.88 (4 голосов)