Елена Моисеева пришла в редакцию с младшей дочерью Варварой и старшим сыном. Пока мы разговаривали, мальчик гулял с сестренкой. Многодетная семья (есть еще дети 9 и 6 лет) не раз обращалась за помощью к сельским и районным властям, пытается достучаться до республиканских, но пока безрезультатно. Мы предложили озвучить ситуацию через "Листок" в надежде, что единственной в Майминском районе такой семье - многодетной, по стечению обстоятельств оказавшейся в сложной ситуации, без прописки и жилья, будет оказана помощь, на которую и по закону она имеет полное право.

Когда были успешными, были нужны
Елена Панина родилась в Майме, семья мужа приехала сюда из Казахстана, когда ему было 11 лет, все дети Моисеевых родились здесь. В настоящее время они снимают частный дом с огородом, потому что без него не прожить, муж работает чуть ли не круглые сутки, мама сидит с детьми. Как же получилось, что многодетная семья оказалась без прописки и без жилья? И почему не помогает районная власть?
"Так было не всегда. Еще пять лет назад мы держали гостиницу, семь лет до этого на нее копили. Был, получается бизнес. В 2012 году МУП "Майма", где работал мастером муж, распалось, его сократили, а я в то время имела статус предпринимателя (до этого работала в детском саду нянечкой). Мы оборудовали свой дом под бизнес, оформили ИП, там же проживали и там же сдавали комнаты. Платили все платежи в налоговую и Пенсионный фонд. Наша гостиница находилась возле автомойки на Чуйском тракте.
Бизнес шел хорошо, было много клиентов, мы взяли кредит с целью благоустройства и расширения гостиницы, но начиная с 2015 года доходы снизились. То ли потому, что появилось больше гостиниц, то ли потому, что все стали заказывать через интернет, а мы были далеки от этого, в ГИС только занесли нашу гостиницу, и все... Сейчас все бронируют жилье заранее и уже на место едут. Мы работали по старинке, а сейчас все так быстро развивается".
В общем, неопытные предприниматели не сумели вписаться в современные рыночные реалии и перестали справляться с выплатами по кредиту.
"Мы вообще планировали полностью отдать дом под бизнес, а себе купить квартиру, так как дети, нам нужно было отдельное жилье. Но долги начали нас засасывать - и перекредитование делали, и реструктуризацию. В конце концов все ушло банку. Когда у нас был бизнес, мы благоустраивали территорию вокруг, муж работал мастером полигона в МУП "Майма" и порой за свой счет нанимал трактора чистить полигон, чтобы было, куда вываливать мусор. Помогали и "по мелочи", налоги платили исправно. Муж с Кулигиным, главой сельской администрации, был знаком, всегда помогал. То увезти, то привезти. Когда мы были успешными, мы были нужны. А теперь нас и за своих не считают - куда хотите, туда и идите... Теперь все сменились, нас уже как будто и не знают, и не помнят. Глава района Птицын так даже не здоровается: я стояла недавно на проходной, он прошел мимо и лицо отвернул. Когда записаться хотела на прием, узнать, как сделать переоформление "детских" денег, мне сказали перезвонить в понедельник. Позвонила в понедельник, как только услышали фамилию, сказали, что принимать нас не будут и довольно грубо со мной разговаривали - мол, куда хотите, туда и обращайтесь, у нас нет возможности помочь".
Стечение обстоятельств и законы рынка оказались не в пользу Моисеевых. Вроде бы по закону единственное жилье семьи с маленькими детьми банк забрать не может, но Елена и дети там не были прописаны, дом и участок принадлежали мужу, так как бабушка в свое время сделала на него дарственную.
А вот что, скорее всего, не имели права делать, так это выписать детей из другого жилья: "Дети были прописаны у моей родственницы в Майме, но она скончалась, и четверо родственников, имеющих права наследования, выписали по суду меня и детей, это произошло в ноябре прошлого года".
На суд родителей никто не пригласил, представителей органов опеки, видимо, тоже там не было. "Я даже не знала об этом, - говорит Елена. - Когда пошла делать перерегистрацию детских денег, тогда мне и сказали, что дети выписаны из дома по улице Целинная, 5, кв. 2. Я написала обращение в прокуратуру, на каком основании выписали несовершеннолетних детей без опеки, без всех этих органов, без родителей.
Нам ответили, что провели проверку и что все законно, что мы Архиповой Раисе Федоровне не родственники на самом деле (она моего дяди жена). Все четверо детей были там прописаны, бабушка, я и дед. А мой муж был прописан в нашей гостинице по улице Зеленой, 12а. Нам только так можно было по закону заниматься бизнесом... Гостиницу отобрали за долги, и теперь мы все без прописки".
Но ведь по закону многодетная семья имеет право на получение льготного земельного участка. Однако и здесь все застопорилось.
"До 35 лет мы стояли в очереди на земельный участок, но нас с этой очереди сняли, потому что на муже уже был участок. Потом нам сказали: если вы будете в законном браке, то вас снимут и с другой очереди на участок, - как многодетную семью. Нам пришлось развестись, чтобы нас не сняли с этой очереди, а теперь мы не можем заново даже расписаться, потому что у нас прописки нет. Собственную дочь ему пришлось удочерять.
В настоящее время муж подрабатывает на своей "Газели". Жилье снимаем, 20 тысяч в месяц у нас уходит. Сильно маленькие домики снимать нам нельзя, дети, нужна земля, огород, так как мы оттуда, в основном, питаемся.
Платно нас прописать никто не может, мы звонили по объявлениям, но никто не прописывает, во-первых, потому что нас много, а во-вторых, потому что самому младшему ребенку всего год".
На вопрос о том, что они делают, если детям требуется медицинская помощь, Елена Моисеева отвечает так. "Пока пользуемся старой пропиской в паспорте, как нам посоветовали в администрации, но есть опасения, что потом штраф придет. Я узнавала, штраф каждому человеку по 5 тысяч.
Штамп в паспортном столе о выписке мы пока не поставили. Старшему сыну в 14 лет надо было получать паспорт, я пошла в администрацию, они позвонили и просто распорядились, чтобы он получил паспорт без прописки.
В сельской и районной администрации говорят, что у них нет возможности ни прописать нас, ни жильем обеспечить ни земельного участка выделить.
Мы стоим на очереди на участок - "вот и стойте, ждите очереди, ищите сами, где прописаться, обращайтесь к родственникам". А у нас других родственников практически нет".
В "малоимущие" их тоже не берут
Елена рассказывает, что записаться на прием к Главе республики не удалось, так как "очередь огромная". "Записалась в феврале к его заместителю Тюхтеневу, он сказал, что распорядится. Второй раз обратилась письменно через Минтруд, они сообщили, что у них нет возможности помочь. Письмо, которое пришло после устного обращения, вообще странное".
Действительно, в ответе говорится совсем не о том, с чем обращалась Елена, о жилье там нет ни слова.
"В соответствии с Порядком предоставления государственной социальной помощи на основании социального контракта от 29 января 2020 года (…) принято решение об оказании Вам государственной социальной помощи в виде ежемесячной денежной выплаты в размере 10 486 рублей на преодоление трудной жизненной ситуации (…) Отсутствие временной регистрации не является основанием для прекращения оказания государственной социальной помощи. Первый заместитель Председателя правительства (подпись)".
"Я пришла с одним, а мне написали совсем другое. Когда была на приеме, они записывали мои вопросы, а ответили про 10 тысяч. Я потом позвонила и спросила, почему вы пишете не про то, с чем я обращалась? И они все так - отвечают какую-то ерунду, которую мы и так знаем. Может, мы тупые?"
Судя по тому, что это постоянная практика - в редакции мы подобные ответы из разных инстанций видим регулярно, - "тупые" (или "косят под тупых") тут совсем не те, кто обращается за помощью…
"Наша администрация предлагала что-то вроде социальной квартиры, но мы отказались. Там получается 15 тысяч плюс "коммунальные", мы такое «социальное жилье» не потянем. В квартире коммунальные большие, огорода там нет, мебели нет, ничего нет…."
В обращении к Уполномоченному по правам человека в РА С.С. Шеферу Елена Моисеева написала следующее.
"Я, многодетная мать четырех несовершеннолетних детей, прошу помочь в тяжелой жизненной ситуации. У нас нет прописки, выписаны по суду, просила наше правительство, чтобы нам помогли, нам везде отказали. Стоим на очереди по земельному участку, а не в очередь участок не дают. У нас нет ни жилья, ни участка, где можно построиться. Прошу, помогите нам… 4.06.2020 г."
Из Аппарата Уполномоченного по правам человека в РА письмо было переслано в администрацию Майминского района, откуда пришел "замудреный" ответ, общий смысл которого - участки льготным категориям, представьте себе, предоставляются: с 2013 года и по настоящее время на территории МО было предоставлено аж 80 участков!
Не мудрствуя лукаво, Аппарат Уполномоченного дает такой ответ семье Моисеевых: "Как сказано в ответе, администрацией района на постоянной основе ведется работа по актуализации списков граждан льготной категории и образованию земельных участков в целях дальнейшего предоставления. Елена Александровна, согласно предоставленным данным, в реестре льготной категории граждан многодетным семьям, Вы числитесь под порядковым номером 95".
Вот как надо работать! Если вы думаете, что путаная фраза - наша ошибка, то нет, так и написано в ответе от 08.07.2020 года за подписью ведущего специалиста Аппарата Уполномоченного А.А. Борисовой.
В длинном ответе от районной администрации на трех страницах суть заключается в последнем абзаце:
"По вопросу регистрации Вас и Ваших несовершеннолетних детей по месту жительства (постоянная прописка) поясняем: на территории муниципального образования "Майминский район" жилые помещения маневренного фонда и фонда социального использования отсутствуют".
В "малоимущие", которые могут рассчитывать на помощь государства, их тоже не берут. "Я подала заявление в сельскую администрацию, чтобы меня признали малоимущей. Но чтобы состоять на этом учете, нужно доказать, что мы малоимущие, а чтобы доказать, нужно собрать ряд документов, и в этом ряде документов есть место прописке. Без этих документов нас "в малоимущие" не примут. А ведь на весь Майминский район мы единственная такая многодетная семья - без прописки и жилья. Я предлагала восстановить нас на очереди до 35 лет и на этой льготе дать землю... Если бы нам дали землю муж бы сам построился".
На вопрос, сколько времени примерно ждать землю, если сейчас 54-я очередь на льготный земельный участок, Елена отвечает, что очередь вообще не движется - "с февраля ни одного человека не сдвинулось".
"Алена Борисовна Казанцева (депутат Госсобрания) по поводу незаконного лишения прописки посоветовала обратиться в прокуратуру республиканскую, а не районную, пока ответа нет. Президенту писали, Уполномоченному при Президенте РФ по правам ребенка Анне Кузнецовой, помощнику Путина, который в администрации в городе сидит. Пока никаких ответов нет. Ответы, которые есть, они все не по существу. Сами они это читают? Мы перечитываем несколько раз, какие-то ссылки на Российскую Федерацию, но почему РФ не может помочь одной семье, я не знаю. Хотела, чтобы про нас "Сельчанка" написала, но они не взялись за эту тему".
Елена, в конце концов, не выдержала и высказала все, что накопилось в душе. Ей показалось (а может, не показалось), что в какой-то момент чиновники нацелились на детей - видимо, проще их отобрать, чем помочь семье.
«И все говорят: "Зачем нарожали, зачем нарожали". Это очень обидно. Я с Варварой хожу, мне не с кем ее оставлять, муж работает целыми днями. Когда в первый раз в прошлом году в администрацию обратилась, вы бы знали, что там было. Они на меня вызвали ПДН, опеку, собрали комиссию, чтобы нас проверили, благополучная ли мы семья. Пригласили меня, я думала, они будут решать по жилью, по прописке - а там, смотрю, Татьяна Васильевна сидит с опеки (Конева Т.В., отделение опеки и попечительства Майминского района - прим. ред.), вот она за нас и заступилась. Она знает нашу семью, приезжала к нам.
Стали выяснять, где живем, в каких условиях живут дети. Мне показалось, что их больше устроил бы вариант отобрать детей, чем помочь нам… Вот алкоголикам, честно, они помогают. Сколько живу в нашей Майме, чем ни алкоголичка, которая пропивает детские деньги, - тем больше им помогают. Им дают землю, дают участки, они зарастают, ими даже никто не пользуется - они даже про них забывают. А мы, если бы нам в этом году дали участок, осенью уже смогли бы зайти. Глубокой осенью мы бы зашли. В интернете отдают дома недорого, мы бы построились, если бы мы не снимали это жилье, то могли бы накопить. 200 тысяч, представьте, уходит в зиму! На эти деньги с нуля можно дом построить.
Получается, они видят, что раз мы можем снимать дом, располагаем такими средствами - муж зарабатывает, получаем детские деньги, - то мы уже не малоимущие считаемся, и помогать нам не надо. То, что у нас ничего нет, никого не волнует. Кто не работает, вообще о детях не заботится, - им надо помочь, а если люди стараются... У меня муж не пьет, я не пью… такие сами пусть выкарабкиваются!".

Александра СТРОГОНОВА

Фото автора

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 3.25 (2 голосов)