Начавший работу в районе три месяца назад мировой судья Усть-Коксинского района Республики Алтай Александр Палагин практически завершил рассмотрение уголовного дела в отношении Ивана Рехтина, жителя Катанды 1960 года рождения. 20 июля 2018 года закончились прения сторон, на 30 июля намечено последнее слово подсудимого и приговор, пишет "В Горном".

Начало читайте здесь.

В судебных заседаниях подтвердилось практически всё, описанное в первой статье.

Как установлено по показаниям участников, Рехтин пригласил женщину, которая больше часа не могла поймать попутку из Катанды, к себе в дом погреться. Там находилась его сожительница, Анна Мамонтова, с которой он уже выпил к тому времени бутылку водки. Потерпевшей дали чай с лекарственным привкусом, она отказалась. После последовавшего краткого разговора на какие-то религиозные темы Рехтин неожиданно оглушает ее ударом в нос (перелом), вытаскивает из-за стола, бьет ногой в грудь (перелом грудины). Выволакивает на улицу, избивает руками и ногами там. Мамонтова рядом, разбирает вещи потерпевшей (рюкзак).

Мимо проезжали на автомобиле два свидетеля - односельчане Рехтина. Они увидели происходящее, остановились и добежали до места преступления (50 метров). По их словам, только у них на глазах избиение длилось не меньше трех минут. К тому времени Рехтин подтащил потерпевшую к протекающему там ручью. Более детально происходившие диалоги описаны в первой статье.

Свидетели уже в пяти метрах от Рехтина стали кричать ему, чтобы он остановился, но тот не слышал и начал топить потерпевшую, полностью погружая ее голову в воду. Тогда один из свидетелей - мужчина, силой оттащил Рехтина от его жертвы.

Рехтин признал на суде, что говорил потерпевшей о "правильном мясе" - некой диете, но тема каннибализма больше не затрагивалась.

Из интересного были показания врача, первого осмотревшего потерпевшую, зафиксировавшего переломы носа и грудины, баротравму ушей, следы удушения на шее, сотрясение мозга, перелом ушной раковины, и давшего оценку, что четыре удара из нанесенных могли быть смертельными. Интересными потому, что к моменту проведения экспертизы в районной больнице пропали почти все рентгеноснимки потерпевшей, остались только записи о них в медицинских картах. Поэтому эксперт определял степень тяжести вреда здоровью только по перелому носа.

И поэтому судят Рехтина только по ч.2 ст.112 (Умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью, до 3 лет) и ч.1 ст.119 (Угроза убийством, до 2 лет).

Также выяснилось, что Рехтин уже сидел за убийство в 90-ых годах. И снова сидеть он не будет, потому что прокурор запросил год и пять месяцев условно.

Свидетеля, который оттащил Рехтина от потерпевшей, прокурор допрашивать отказался, а суд в ходатайстве о его допросе отказал.

Сам суд прошел в пользу Рехтина, потому что изначально ему вменялось наличие ножа, но в ходе судебного следствия "выяснилось", что он не мог его держать, потому что бил потерпевшую головой о камни и топил в ручье держа ее двумя руками за голову и шею. Это признали прокурор и адвокат.

Следствие, прокуратура и суд последовательно замалчивали данный инцидент и делали его незначительным. Впрочем, после истории убитого в Бурятии американца, то, что случилось в Катанде, кажется достаточно обыденным и вполне удачно закончившимся.

Ниже приводятся выступления участников процесса в прениях с несущественными сокращениями.

Прокурор района Латышков А.В.:

Ваша честь, уважаемые участники судебного заседания. Окончено рассмотрение уголовного дела в отношении Рехтина. Вина его в инкриминируемом преступлении безусловно нашла свое подтверждение. Изучение дела показало, что изначально излишне ему был вменен нож. Считаю, что в данной ситуации использование ножа невозможно было, так как руки у него были заняты.

...

На основании изложенного прошу назначить Рехтину наказание в виде одного года пяти месяцев лишения свободы условно.

Представитель потерпевшей Макаров Р.В.:

Формально из показаний независимого свидетеля у нас есть перелом носа потерпевшей в доме, перелом грудины ударом ноги, выволакивание ее на улицу, избиение там руками и ногами в течении нескольких минут, битье головой о камни, утопление в ручье. Причем, подсудимый не реагировал на крики свидетеля, и тому пришлось оттаскивать Рехтина от жертвы. Свидетели на месте преступления оказались случайно, и предотвратили, по сути, убийство.

Следственный орган, следственный комитет, прокуратура, суд доверяют и основываются в своих решениях исключительно на словах подсудимого, а не потерпевшей.

Система последовательна в защите убийцы.

Полиция не оформила изъятие вещей потерпевшей у Рехтина (деньги, телефон, сумку с вещами), которые тот силой отобрал у нее во время совершения преступления. Полиция просто взяла их у него и передала потерпевшей, отказав в возбуждении уголовного дела по статье "Грабеж".
Следователь придумал состав "Угроза убийством", хотя об этом ни потерпевшая, ни подсудимый не говорили.
Следственный комитет несколько месяцев не отвечал на заявление потерпевшей, потом отказал только на основании того, что Рехтин сказал, что он не собирался убивать.

Главный врач районной больницы Кундиус пишет ответ на запрос суда, что потерпевшей рентгенография грудины не проводилась, хотя в выписке из больницы она явно указана вместе с диагнозом - перелом. Заявление в прокуратуру стороны потерпевшей о пропавших рентгеноснимках остается без ответа.

ФСБ отстранилась от дела, занимаясь в районе только заказными делами и разводом коммерсантов.

Прокурор на суде отказался от ключевого свидетеля, который оттащил Рехтина от потерпевший и остановил убийство. Прокурор просто не захотел его допрашивать и отказался зачитывать его показания. Несмотря на то, что судмед экспертизой не установлена степень тяжести вреда трем повреждениям из четырех, нанесенным потерпевшей и указанных в ее выписке из больницы, одно из которых как минимум средней тяжести, прокурор возражал против проведения повторной экспертизы. Прокурор оставил без внимания заявление стороны потерпевшей о пропаже в больнице восьми ее рентгеноснимков.

Суд отказал во всех ходатайствах. Суд отказывается видеть мотив религиозной ненависти, хотя о нем говорят подсудимый, его сожительница и потерпевшая. Суд отказывается в надлежащей мере установить степень тяжести полученного вреда здоровью. Суд отказывается допросить ключевого свидетеля, предотвратившего убийство. Суд закрывает глаза на потерю медицинским учреждением документов. Суд отказывается допросить как специалиста врача с шестнадцатилетней практикой в исправительной колонии, первого осмотревшего потерпевшую, и заявившего, что характер избиения свидетельствует о четырех возможно смертельных ударах. При изучении материалов дела "случайно" забывается оглашение приговора Рехтину от 1984 года, когда он причинил тяжкий вред здоровью одному человеку по мотиву того, что тот приезжий, и несколькими ударами убил односельчанина за то, что тот ревновал его к своей жене. Суд отказывается назначить подсудимому психолого-психиатрическую экспертизу, хотя по свидетельским показаниям тот был в невменяемом состоянии, и сам признает, что не помнит того, что произошло. Суд отказывается вернуть дело прокурору, чтобы устранить все эти более чем существенные недостатки. Суд отказывается видеть в явном убийстве убийство.

Покрывание убийцы это тоже убийство. Вы с прокурором убийцы. Беззащитной женщины, которая доверилась и зашла согреться.

Вы в районе четвертый молодой судья, кто при мне по сути начинает здесь свою судейскую деятельность. Каждый должен быть объезжен, потому что изначально у человека совесть всё-таки есть, и нужно предпринять изрядные усилия, чтобы сделать его лояльным исполнительным бездушным роботом. Занимает всё это обычно месяцы и годы, и со стороны выглядит жутко. Ломка, изнасилование - на тонком плане, как говорит один местный конторский служащий. Кто-то быстро привыкает, кто-то долго мучается. Поэтому, кстати, среди судей 70% - женщины от 30 до 45, это самый послушный материал.

Вам не повезло с этим делом - очень форсированный подход. Не столько даже из-за тяжести преступления, сколько оттого, что непонятно, что происходит. Был бы подсудимый родственником какого чиновника, или местного бизнесмена, тогда ладно, тогда это естественно. А тут вся система нарушая всё, что только можно, судорожно защищает простого пенсионера-каннибала, который в алкогольном опьянении доживает в Катанде свой век, перебиваясь случайными туристами. Который в обычное время вообще никому не нужен.

У прокурора тут есть своя заинтересованность, а у суда, вроде, нет. Суд не понимает, что происходит, это видно по вашему поведению в заседаниях. Вы взглядом ищите поддержки у прокурора, но ее нет. Вас кинули одного. Вы должны выплыть сами. На солнечный берег с пальмами и пина-коладой, к своим коллегам-судьям.

Но это потом. А пока все такое непонятное, аморфное, вязкое, тягучее. Это потому, что вы пока еще не винтик системы. Вы - говно системы. До винтика нужно дорасти - отвердеть, принять форму. Но я верю, что у вас получится. А мы все - прокуратура, адвокаты, я - будем вам в этом помогать.

Добро пожаловать в Коксу.

Подсудимый Рехтин И.И.:

Ну я раньше все сказал, ножа у меня не было. Всё.

Адвокат подсудимого Иванова Н.П.:

Долгая речь, какой подсудимый хороший, и что ножа у него не было, потому как он топил потерпевшую, держа ее обоими руками за шею.

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (4 голосов)