В пятницу 14 февраля в офисе «Яблока» прошло третье заседание Общественного конституционного совета, учрежденного по инициативе Григория Явлинского, но с привлечением беспартийных экспертов и активистов, не поддерживающих в той или иной мере инициированный президентом процесс внесения поправок в Конституцию РФ.
Ресурсы Общественного совета несопоставимы с силами госаппарата, работающего над президентскими поправками, а заданная им скорость (и сама по себе вызывающая сомнения в законности этого процесса) диктует режим аврала. Тем не менее эксперты Совета успели подготовить пакет поправок, параллельных президентским, которые были внесены в те пять законодательных собраний, где партия «Яблоко» имеет своих депутатов: это Москва, Санкт-Петербург, Карелия, Астраханская и Псковская области.

С проектами поправок Общественного совета можно ознакомиться на сайте «Яблока». Их логика в целом обратна президентским предложениям: они направлены на сокращение объема полномочий президента и сроков его пребывания у власти и, напротив, на подлинное, не декоративное, расширение прав парламента, укрепление независимости суда и местного самоуправления.

Важно и то, что поправки, касающиеся этих различных сфер, оформлены четырьмя разными пакетами, как того требует Федеральный закон (ФЗ-33) от 4 марта 1998 г. «О порядке принятия и вступления в силу поправок к Конституции РФ», тогда как в президентском проекте все очень разные предложения свалены в одну кучу.

Как на практике происходило внесение альтернативных поправок, рассказала член Заксобрания Карелии Эмилия Слабунова. Одобренный Общественным советом единый пакет она успела всучить 7 февраля в профильном комитете Заксобрания, и 12 февраля вопрос о нем был поставлен пятым в повестку дня комитета. Первым стоял вопрос об одобрении президентского проекта, который собрал три голоса из пяти («против» проголосовали депутат от «Яблока» и депутат от КПФР). Затем Слабунова при гробовом молчании коллег доложила предложения Общественного совета, которые были отвергнуты при обратном соотношении голосов 2:3. Тем не менее теперь их можно будет обсуждать и на общем заседании Заксобрания, где повторится примерно то же самое.
Ну и какой же в этом толк? Толку никакого, но есть смысл: когда дети или даже внуки спросят: «А что же вы молчали?» — можно будет честно ответить: «А мы и не молчали».

Такой «момент истины» в той или иной форме может наступить довольно скоро. Сам скомканный и юридически неподготовленный (видимо, из-за нежелания президента Путина делиться своим планом даже с ближайшими помощниками) процесс «внесения поправок», в ходе которого, например, о ФЗ-33 1998 года, скорее всего, просто никто не вспомнил, закладывает мину ни много ни мало под саму Конституцию. Все-таки это не какой-то проходной, а Основной (конституирующий государство) закон страны.
Простой практический пример: где-нибудь ближайшей осенью на сессию, например, ОБСЕ приедут вновь назначенные президентом пожизненные сенаторы. Коллеги могут задать им вопрос: а на каком основании вы — члены Совета Федерации? Могут появиться и более занозистые темы, в частности, в особо интересующей российские власти практике ЕСПЧ: на каком основании РФ фактически ограничила компетенцию этого международного суда в области прав человека? Конечно, принятие или изменение Конституции любого государства — его внутреннее дело, но в любых отношениях «вовне» партнерам должен быть представлен соответствующий мандат.
Тут и выясняется простая вещь: право — это процедура, а процедура изменения Конституции не соблюдена. Но в таком случае — что это за новое государственное образование?

Не прибавит легитимности РФ и «всероссийское голосование», следить за которым международным наблюдателям, как считает глава ЦИК Элла Памфилова, не стоит: это же не выборы, а так — не очень понятно что. Как когда-то говорил профессор Воланд Канту за завтраком: «Оно, может, и умно, но больно непонятно, над вами потешаться будут»…
Общественный конституционный совет, используя даже не окно, а малую форточку возможностей, собирается представить в дополнение к «параллельным» еще и другие предложения для обсуждения: в частности, поправку «о войне и мире» и о запрете на создание частных вооруженных формирований.

Леонид Никитинский
обозреватель, член СПЧ

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 4.83 (3 голосов)